Полигон смерти, бизнес Чайки и убийство активиста: что происходит в регионах, куда Москва скоро отправит свой мусор

13 декабря Telegram-канал Trash Economy сообщил о публикации территориальной схемы, согласно которой ТБО из столицы будут отправляться в Калужскую, Владимирскую и Московскую области. В предварительную схему не попал скандальный полигон на Шиесе, однако и в других регионах, в том числе в тех, куда повезут отходы, сохраняются протестные настроения. Так, во Владимирской области жители выступают не только против строительства свалок, но и против регионального оператора — ООО «Хартия», принадлежащего Игорю Чайке. Его компания также является регоператором в Москве и будет заниматься вывозом отходов во Владимирскую область. Russian Deadline пообщался с активистами и выяснил, где еще власти могут столкнуться с недовольством местных жителей.

Владимирская область: Александров, Киржач и Кольчугино

1 июля 2019 года в Александрове стартовала бессрочная кампания против поступления мусора из Москвы на городской полигон (так называемая зона №1). Активисты запустили серию пикетов и решили каждый день выходить к зданию администрации с плакатом. Требования жителей Александрова обращены к районным чиновникам, областному губернатору и президенту России.

«Нужно как минимум остановить ввоз московского мусора, расторгнуть договоры, которые были заключены на непонятных основаниях», — рассказала одна из активисток.

К протестам присоединились и другие города. Так, 15 ноября треть жителей Карабаново вышла на митинг против создания объекта по утилизации мусора вблизи их населенного пункта. Позднее, 8 декабря, люди из Кольчугино и Киржача начали распространять «воззвания» к руководству городов, где требуют от компании «Хартия» объяснений по поводу резкого повышения мусорных тарифов.

«Хартией» владеет Игорь Чайка, сын генерального прокурора РФ Юрия Чайки. Компания включена в перечень операторов, который до 2029 года будет заниматься утилизацией московского мусора — в том числе и во Владимирской области, где «Хартия» стала региональным оператором.

Калужская область: Михали

В январе 2017 года в деревне Михали начали вырубать лес. Местные жители, узнав об этом, потребовали объяснений у местной администрации. Власти заявили, что на месте вырубки планируют построить деревообрабатывающий комбинат. Однако позднее территорию будущего «комбината» перевели из сельхозугодий в промышленную зону и начали строить полигон.

Активисты выступили категорически против свалки, считая ее незаконной. Согласно генплану деревни, на данном участке строить полигоны запрещено: земли в тех местах болотистые, грунтовые воды берут начало от нуля метров, а кроме того на месте свалки находятся истоки рек. Захоронение мусора на этих территориях может привести к серьезным загрязнениям речных бассейнов.

В социальных сетях деревню уже прозвали «Калужским Шиесом», а саму свалку в местеной прессе называют «Полигоном смерти». По мнению активистки Анны Ленниковой, главная опасность для экологии состоит в том, что свозить в деревню будут испорченное вторсырье.

«Из Москвы будут привозить спрессованные брикеты мусора — это смешанные отходы, с органикой. Их невозможно будет отсортировать. Кроме того, это не просто бытовой мусор — подразумеваются отходы первого и второго класса опасности».

Сейчас протест протекает в пассивной форме: жители пишут жалобы депутатам, в ЖКХ и прокуратуру: «В 2018 году власти запретили нам выходить на митинги, даже на болото. Но мы должны прорвать информационную блокаду, которую строят чиновники».

Этой весной жителей Михалей потрясла новость об убийстве активиста Дениса Штроо. Он часто писал статьи в местную прессу о незаконности строительства и участвовал в общественных слушаниях.

Москва и Подмосковье: коломенское Мячково и Некрасовка

В 2018 году протестная кампания также развернулась в селе Мячково, где местные активисты выступают против свалки вблизи их дома. Кроме разгневанных постов в соцсетях, люди используют оригинальные методы борьбы: недавно, к примеру, под Коломной прошел протестный автопробег.

Однако власти считают некоторые действия протестующих неправомерными: так, политика Дмитрия Гудкова оштрафовали за то, что он призывал жителей Мячково прийти на встречу в своем Telegram-канале.

Досталось от активистов и самой Москве, откуда повезут мусор: еще одним незаконно построенным объектом, по их мнению, является погрузочно-разгрузочный комплекс (ПРК) в Некрасовке.

Весной 2018 года жители узнали, что на территории «Мосводоканала» рабочие демонтируют сортировочную станцию. Сейчас на месте будущего кластера возведены ангары для перегрузки ТБО — по мнению местных активистов, также незаконный.

Как рассказал один из активистов инициативной группы «Совесть Некрасовки» Дмитрий Шувалов, один из ангаров является объектом капитального строительства, однако власти это отрицают.

«С этим согласны все архитекторы и инженеры с которыми я общался. Для строительства такого объекта необходимо специальное разрешение, которое „Мосводоканал“ не получал», — рассказал Шувалов. «В их распоряжении есть документы, которые утверждают обратное. Якобы это огромное сооружение с металлическими балками, которые уходят глубоко в грунт, — можно разобрать и куда-то перенести».

Перед строительством подобного ПРК должны пройти общественные слушания, а также проведена экологическая экспертиза. На жалобы и обращения членов инициативной группы «Совесть Некрасовки» люди получали лишь противоречащие друг другу отписки.

Кроме того, активист утверждает, что ангары начали строить до их появления в территориальной схеме Москвы, что противоречит закону. «Мы хотим выяснить, когда именно документ терсхемы появился в сети: это наша задача на ближайшее время».

Шувалов и жители Некрасовки также считают, что строительство ПРК усугубит и без того неблагоприятную экологическую ситуацию в районе. «У нас тут мусоросжигательный завод №4, полигоны Кучино и Торбеево, Люберецкие очистные сооружения. Теперь сюда хотят присылать по триста мусоровозов в день, от которых будут пробки, крысы, и вонь свалочным газом», — заключил член «Совести Некрасовки».

Дарья Волошина