Строить, кормить, доставлять письма: что бизнес может предложить ФСИН

Бизнес-омбудсмен Борис Титов поддержал идею создания в России частных СИЗО. По его мнению, бизнес сможет эффективнее расходовать бюджетные средства и управлять изоляторами. О том, чем частный капитал мог бы быть полезен при содержании подсудимых, рассказал в беседе с Russian Deadline Александр Хуруджи, общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей.

Идею создания частных СИЗО в России предложила бизнес-омбудсмен Москвы Татьяна Минеева в конце октября 2019 года. По задумке Минеевой столица могла бы стать пилотным регионом для строительства частных следственных изоляторов в России. Омбудсмен предлагала содержать в таких СИЗО арестованных предпринимателей. Идею создания частных СИЗО поддержал российский бизнес-омбудсмен Борис Титов с поправкой на то, что содержатся в таких изоляторах будут не только предприниматели. По его мнению, бизнесмены смогут более эффективно управлять СИЗО, чем государство.

Что может бизнес предложить ФСИН?

Александр Хуруджи, общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, объяснил Russian Deadline, что речь идет не о создании независимых от государства частных следственных изоляторов, а о строительстве новых СИЗО в рамках государственно-частного партнерства. По мнению Хуруджи, участие частного капитала при возведении СИЗО позволит повысить эффективность строительства.

«Сейчас государство действует по системе «сами построим и сами будем эксплуатировать». В результате, средства зачастую расходуются неэффективно, частник справился бы с этой задачей лучше. Пример, строится гостиница: если работает частник, он будет стремится минимизировать расходы при сохранении качества или даже предлагая более высокий уровень качества. Детально проверит, как строится объект, как плиточку кладут», — объяснил собеседник.

По его словам, бизнес мог бы взять на себя часть управленческих функций и после строительства изолятора.

«Государство с частником могут распределить задачи. Допустим, функции охраны и работы оперативных подразделений, а также сбор данных остается за государством. За остальное отвечают частники, включая передачу писем и организация питания», — перечисляет Хуруджи. По его мнению, предприниматели смогут, используя те же ресурсы, которые сегодня выделяются на содержание СИЗО, повысить качество питания, медицинского обеспечения.

«Тогда против России перестанут подавать иски в Европейский суд по правам человека на условия содержания в СИЗО. Это позволит снизить кол-во суицидов и болезней. Сегодня эти показатели зашкаливают. Люди сейчас содержаться в зданиях СИЗО, построенных 300 лет назад, которые уже не подлежат эксплуатации. Кроме того, существует проблема переполненности СИЗО, где людям не хватает шконок — лежачих мест. Такая ситуация наблюдается в московских СИЗО, в Петербурге с открытием новых «Крестов» проблема немного решилась. Перелимит заключенных остается в СИЗО Краснодарского края и Ростовской области», — добавил уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей.

Сейчас вопрос создания государственно-частных СИЗО — в стадии проработки, говорит Хуруджи.

«Для начала нужно определить место постройки СИЗО. Далее рассчитать проект во взаимодействии с ФСИН. Далее — предложить инвесторам. Проект, скорее всего, не супер прибыльный. Речь идет скорее о добровольной социальной нагрузке, которую предприниматели, мне кажется, готовы будут взять на себя, учитывая, что сейчас у нас в стране происходит», — заключил правозащитник. Он отметил, что России не придется создавать проект частно-государственного партнерства по управлению СИЗО с нуля. Примеры таких тюрем есть за рубежом.

«Есть богатый зарубежный опыт по управлению СИЗО в рамках частно-государственного партнерства. Существуют разные модели. Есть изоляторы, где полностью все делают частники или где государство осуществляет охрану и перевозку. Есть модели, в которых частники строят помещения и передают его в аренду госструктуре. То есть частник является собственником помещения, он отвечает за электричество, газ и прочее. А государство содержит заключенных. Даже при таком взаимодействии уже снижаются коррупционные риски при строительстве объектов», — добавил Хуруджи.

Где в мире работают частные тюрьмы?

Первые частные тюрьмы появились в США. Согласно открытым источникам, такая практика зародилась в Америка в конце 19 века. Государство передавало заключенных в аренду предпринимателям. Первый прецедент — передача на один год сотни афро-американцев за $2500. Впоследствии такой бизнес стал приносить сотни тысяч долларов. В начале XX века аренда осужденных была запрещена.

Новый этап частных тюрем в США был связан с кампанией по борьбе с наркотиками в 80-90-х. К 1997 году в тюрьмах по обвинению в преступлениях в сфере наркотиков оказалось 400 000 человек. На фоне переполненности гостюрем на этом рынке появились частные игроки, например, компания Corrections Corporation of America. К концу 2000 года в США насчитывалось 153 частные тюрьмы, рассчитанные на содержание до 119 000 человек. Частные тюрьмы в США стали активно развивающимся бизнесом и смогли выйти на международный рынок. К примеру, частная американская тюремная корпорация The GEO Group управляет тюрьмами в Австралии, Великобритании, и ЮАР.

Создание частных тюрем обсуждается также в Латвии, Германии, Японии, Чехии и в России.

Андрей Дубровский