Хабиб Нурмагомедов заявил об отсутствии чести у кавказских женщин

Боец смешанных боевых искусств Хабиб Нурмагомедов высказался о культурных обычаях народов Северного Кавказа и продемонстрировал свое незнание родных традиций.

Нурмагомедов после победы над американским бойцом смешанных единоборств Дастином Порье благодарил своих болельщиков и рассказал о роли папахи в традициях народов Северного Кавказа.

“Из России, из Дагестана, со всех стран СНГ, со всего мира большое вам спасибо, что приехали. Я столько папах здесь вижу. Я очень горд этим, потому что эта культура не только Дагестана, не только Чечни, Ингушетии – всего Северного Кавказа. Там, где я вырос, в горах, мы носим папаху не потому, что каждый может ее носить. У тебя должна быть, в первую очередь, честь, ты должен быть мужчиной. Женщины у нас папахи не носят, у нас настоящие мужчины носят папахи», – сказал Нурмагомедов в интервью после боя.

Однако культурологи его слова опровергли и сказали, что ряде кавказских народов допускает ношение женщинами папахи. В беседе с изданием «Кавказский узел» речь Нурмагомедова прокомментировала старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева.

“В исключительных случаях, на свадьбах или при участии в определенных обрядах. В антропологии это называется «обрядовое ряжение». Впрочем, не только женщины переодевались в мужчин, но и мужчины в женщин, – рассказывает Нефляшева. – В Дагестане на свадьбах (с. Бацада, с.Ругуджа) были постоянные персонажи – ряженые. Ряжеными могли быть мужчины и женщины, юноши и девушки. Иногда женщина рядилась в мужскую одежду и приклеивала усы, или, наоборот, мужчина переодевался в женщину. Ряженые шутили, бросались в толпу мукой и золой, пачкались сажей. На их шутки было не принято обижаться”.

Кроме прочего, женщины надевали папаху если планировали идти мстить за смерть своего супруга: У абхазов женщины, если погибали мужчины, переодевались в мужскую одежду и мстили. В редких случаях женщина становилась абреком и переодевалась в мужскую одежду”, — заключила Нефляшева.