Хотели, как лучше, а получилось, как всегда. Почему в России этот афоризм применим практически к любому, даже самому благому начинанию, проекту или отрасли? Почему нет исключений? Почему, когда предлагается кнут или пряник все сводится к первому, попытался разобраться Алексей Абрамов.


Люди в черном

Черные или серые. Они есть практический в любой сфере. «Черные лесорубы», «черные копатели», «черные риелторы», а также «серые телефоны», «серые схемы» и многое-многое другое. Список, если задаться целью, можно значительно удлинить.

У нас нет претензий к данным, скажем мягко, не радужным цветам.  Просто они лучше всего «окрашивают» деятельность определенной категории граждан, которые избрали в качестве профессиональной деятельности часто незаконный, а порой не до конца урегулированный законодательством труд.

С первым вариантом все понятно: если поймали, сначала отделаешься административным взысканием. Как правило, это штраф. Потом следует условный срок с перспективой получить реальный.  А вот со вторым все несколько сложнее. Тут предстоит «поломать голову» законотворцам. 

Как пример, сфера ритуально-похоронных услуг. Она не избежала своей «болячки».  Черные или серые, цвет на ваш выбор, «похоронные агенты», которые каким-то неведомым образом возникают у дверей дома усопшего раньше, чем самые близкие родственники. В голову приходит, разве что, «выскочил как черт из табакерки». И профессионально начинают скорбеть. Попутно предлагая свои услуги.

Услуги не то, что нужные. Они необходимые, без них никак не обойтись. В помощь неожиданности и напористости «натасканного» агента есть целые школы, где учат «разводить» родственников усопшего приходят незнание прав гражданами, так называемый «правовой нигилизм», свойственный нации, что отмечал в одном из своих докладов глава российского Правительства Дмитрий Медведев и шок, тяжелое психическое состояние, в котором они пребывают.

Для семьи горе. Для «черного агента» состояние близких умершего подспорье в нехитрой работе. Не больше. 

Не ошибусь, если скажу, что появление «черных агентов» - это чисто российское явления. В СССР, за исключением перестроечных лет бизнеса, как такового не было, а если и был какой кооператив, то он не смог бы так «очернить» рынок. Пионеры советского предпринимательства только познавали рыночную экономику. В наши дни похоронное дело при всей его специфичности - бизнес, а усопший - товар. Только в Москве ежедневно умирает порядка 300 человек. Затраты на весь процесс исчисляются десятками и даже сотнями тысяч рублей. Главная статья расходов – расположение места на кладбище и статус некрополя. Именитые соседи по ряду тоже могут добавить в цене. Но это уже тема другого материала.

Беспомощное состояние родственников, незнание прав и поддельное участие агента: все это вкупе заставляют семью раскошелиться. Порой даже в долг! Да-да. На рынке представлен и данный «потребительский». Под 0 % вам организуют, цитата из рекламного объявления «Православные похороны в кредит без % включают в себя организацию ритуальных услуг по Православным канонам»

Такой вариант по мнению подателей объявления и организаторов похорон, исключает необходимость одалживать деньги на работе, у друзей, коллег или в банке. Да и в кредитно-финансовом учреждение кредит в день обращения не выдадут, предупреждают они. Чтобы собрать пакет справок понадобится больше чем 3 дня.

А если не сможете вовремя погасить кредит, к вам придут коллекторы, которые выкупят долг или им поручат поработать с вами, как с ненадежными заёмщиками. Благо, что с недавних пор опасаться и даже бояться коллекторов не стоит. Хотя они тоже имели привычку «выпрыгивать как черт из табакерки» и устными просьбами вернуть долг не ограничивались.

Подрыв деловой репутации в глазах коллег и соседей, опорочивание, звонки по ночам, рукоприкладство, впрыскивание клея в замочные скважины квартир и подъездов. Все это мелочи в сравнении с коктейлями Молотова, что кидали в окна должников. Из СМИ известно, что ряд случаев закончился летальным исходом. Кто практиковал такие методы? Конечно же, «черные коллекторские агентства».

Тему с «черными коллекторами» закрыли, создав Реестр коллекторских агентств, а вести его поручили Федеральной Службе Судебных Приставов, которая теперь выступает контрольным и надзорным органом по отношению к взыскателям чужих долгов. Правила простые. Если агентство включено в Реестр, значит, работает. Исключено, например, из-за множества жалоб граждан на его деятельность, значит, покидает рынок. И знаете новости о том, что коллекторы сделали то, коллекторы сделали се - исчезли. Потому что вместо сотен контор, состоявших из «вышибал» остались профессиональные коллекторские агентства, включенные в отраслевые ассоциации, а они также осуществляют контроль за деятельностью членов. Пересчитать тех, кто «выжил» можно по пальцам.

Непредсказуемая политическая воля верхов. Проблему решает, но, когда проявится неизвестно. Другой пример. Российские третейские суды. Появились в 2000-х годах. В 2002 году Госдума приняла отраслевой №102 ФЗ «О третейских судах в Российской федерации». Третейским судам, старожилам на рынке услуг по разрешению экономических споров в порядке третейского судопроизводства редко более 10 лет. Но за это время они снискали себе недобрую славу.

Дело в том, что разбирательство в третейском суде происходит в закрытом режиме. Эдакий междусобойчик. Позволяет разрешить спор, что называется «не вынося сор из избы». Поэтому для общественности они до недавних пор оставались белым пятном. На слуху только «карманные третейские суды», где нужные люди никогда не проигрывают. Как правило, это учредители такого суда или структуры к ним аффилированные. Ранее к компетенции третейских судов было отнесено признание права собственности на недвижимость, что активно использовалось для присвоения чужого имущества.

Последней каплей стала схема по выводу средств за рубеж, где третейские суды играли первую скрипку. Две компании по предварительному сговору обращались в свой третейский суд, где одна сторона проигрывала спор и по нему должна была выплатить выигравшей стороне долг, но намеренно затягивала возврат. Далее выигравшая сторона открывает счет за рубежом и обращается в ФССП с заявлением взыскать сумму и направить на указанный счет. Таким образом, сотрудники ФССП, как и положено взыскивали средства, которые были приготовлены и легально выводили деньги, часто заработанные незаконным путем из страны. Речь идет о суммах с многими нолями.

Новый ФЗ работу третейских судов отнес к лицензируемым видам деятельности. С 1 октября на этом рынке останутся третейские суды, которым Министерство юстиции РФ выдаст лицензию. С правом отозвать ее. До реформы третейских судов в России действовало, да и сейчас дорабатывают последние дни порядка 1,5 тысяч третейских судов. До 1 октября осталось полтора месяца. На сегодняшний день из всех третейских судов, пожелавших продолжить работу и подавших заявление в Минюст лицензию получили два третейских суда. Рынок чист.

Государство стремится взять под контроль те области, за которыми ранее недоглядывало. В результате чего образовалась вся эта черно-серая масса.  В последние годы тенденция прослеживается особенно отчетливо. Процессы по «выдавливанию» с рынка недобросовестных организаций затронули и банковский сектор. Центральный банк чуть ли не ежедневно отзывает лицензии у столичных и региональных банков, ведущих рискованную кредитную политику, выводящих средства за рубеж и уже добрался до первой сотни банковских учреждений. Одним из первых из нее выбыл банк «Югра»

Своего рода «чистка», а по-другому процесс избавления от предприятий и организаций, которые предпочли работать вне правового поля, не назовешь, продолжается. Необходимость в ней, в очередной раз продемонстрировала, что «вольница», которой государство время от времени наделяет участников рынка, надеясь на самоконтроль и честное ведение бизнеса в России, не приживается. Хотя мировой опыт свидетельствует об обратном. В Европе до 90% экономических споров разрешается в третейских судах, работают коллекторские агентства, банки дорожат репутацией, как и похоронные бюро.  

Что касается российского рынка ритуально-похоронных услуг, то он тоже, увы, не стал цивилизованным исключением.  Значительная доля средств, отданных убитыми горем родственниками оседают на счетах «черных похоронных агентов», что обманом продают услуги втридорога. Отраслевой ФЗ «О похоронном деле и погребении» избавить рынок от них не в состоянии.

Как показывает российская практика помогают только кардинальные меры: лицензирование, с правом отозвать лицензию или включение в Реестр, также с правом исключить из него. Это называется ручное управление, так как если пустить все на самотек любая система; третейская, банковская, коллекторская начинает «болеть»

Российское похоронное дело нездорово. И в отличие от природы способов самоочищения не имеет. В чем вопрос? Вопрос в том, что надо совершить, чтобы государство обратило внимание на сферу похоронных услуг и назначило контролера. Довести клиента до смерти, как коллекторы или вывести миллиарды рублей за рубеж?