Смерть как решение.


О мыле душистом и веревке пушистой...

Чтобы в жизни не случалось, всегда (как некоторым кажется) есть еще один шанс. Типа – если совсем ничего не получится, я умру. Покончу с собой, и все проблемы тоже кончатся.

Традиционное отношение к суициду – резко отрицательное. Но тем, кто работал/работает в Службах Психологической Помощи, как бы они не назывались, приходится рассматривать такой исход как допустимое, хотя и неправильное решение. Иначе очень сложно построить разговор – не имея возможности внутренне понять позицию собеседника, трудно построить доверительный эффективный контакт.

Мне часто задают два вопроса.

Первый – люди, которые пытаются с собой покончить – сумасшедшие?

Второй – если человек звонит и говорит, что он собирается с собой покончить – на самом деле он ничего не сделает, правда? Многие обыватели даже слышали такое понятие – демонстративный суицид.

1 - Не сумасшедшие. Конечно, бывают разные, и сумасшедшие тоже могут пытаться покончить с собой. Но, удивительно, они делают это также как нормальные люди. То есть в состоянии отчаяния, острого кризиса, когда ощущают себя беспомощными, неспособными решать свои проблемы.

2 - Проговаривание своих намерений не обозначает их несерьезности или «демонстративности». Просто проговаривание всегда снижает эмоциональный накал. А на пике кризиса, когда сознание сужено, ситуация становится невыносимой, человек обращается за помощью к кому угодно, лишь бы облегчить свои страдания. И он искренне считает, что готов даже умереть, чтобы все это прекратилось.

Обратили внимание? Человек хочет не умереть, а хочет прекратить страдания. В силу своей беспомощности, он не знает, как это сделать.

Причина таких апокалиптических страданий иногда бывает неочевидна. Подростки и молодые люди, не справившиеся с первой любовью, в 100% случаях слышат – «Господи, ну что ты в нем/в ней нашла/нашел?! У тебя таких будет еще не одна сотня…» А вот – нашел! Нашел, куда выплеснуть свою гормональную бурю, свою неприкаянность и тоскливое одиночество во взрослом мире. И думали, что теперь пойдем дальше вместе…

Вместе не получилось – и одиночество нахлынуло с новой силой… И в какой-то момент ситуация становится невыносимой.

Почти 100% суицидов есть следствие ситуации потери. И не простой, а разрушительной – рушатся планы, надежды, да и просто существование становится проблематичным. Это «черная дыра» в небосклоне жизни и от нее не отведешь взгляд. Чтобы заштопать эту дырку и обезболить каждодневное страдание, нужно время. Но времени может и не быть, если сила переживаний зашкаливает.

Человек, размышляющий о суициде, объективно находится в опасности. Такие размышления могут длиться месяцами или даже годами и ничего не будет происходить.

Но в один прекрасный или ужасный день капает последняя капля…

Есть еще одно мнение – самоубийцы – трусы. Дескать, не справились с трудностями. Не соглашусь. Я знала людей, к сожалению, совершивших суицид, трусами которых никак не назовешь.

С.Б., моя приятельница – врач-психиатр от бога, ходила в одиночку брать обострившегося шизофреника на крышу, с которой он палил в прохожих. Полицейские прятались в подъезде, а она спокойно выходила на открытое пространство и негромко спрашивала: «Что ты тут затеял, приятель?» «Приятель» безропотно отдавал ей ружье и спускался… Прибалтка по происхождению, она обладала удивительными светлыми магнетическими глазами. Ей рассказывали все, она могла снять груз с любой души, кроме своей собственной… Слишком скромная, сдержанная, она редко делилась своими переживаниями, снимала стресс по европейски – кофе и пару бокалов вина. Сапожник без сапог. Привычка перешла в алкоголизм. И опять, замкнутость и сдержанность привели к тому, что она в одиночку боролась со страшным недугом.

Последней каплей стало то, что любимый человек нашей героини решил уехать в другую страну на п.м.ж. и не знал, как разрешить ситуацию с ней – брать с собой не предусматривалось, но и оставить было сложно. С.Б. «помогла» ему. Однажды он пришел в их общую квартиру и нашел ее мертвой. Так она решила. Это был удар для всех. Чудовищное доказательство того, как мы были невнимательны – все мы, ближайшее окружение, - специалисты, психологи, психиатры – не замечали, что человек дошел до последней черты.  

Так что, не трусость, а бессилие и одиночество могут сломить волю к жизни.

Сказанное не обозначает, что с самоубийцами нужно нянчиться. Так можно только усугубить состояние, да еще и подать прекрасную идею шантажа суицидом – такое, к сожалению, случается.

Как раз нужно согласиться с тем, что Смерть может рассматриваться как решение. Любые суицидальные мысли надо воспринимать всерьез. Демонстративный суицид или нет – это решают специалисты, да и то ошибаются. Даже при самом театральном подходе бывают нечастные случаи.

Надо помочь человеку понять – вряд ли это лучшее решение. И помощь будет именно в том, чтобы трезво оценить обстоятельства. Человек, охваченный кризисными переживаниями, не всегда может это сделать самостоятельно.

Британские Самаритяне, одна из самых эффективных служб психологической помощи, ведут себя кощунственно с точки зрения обывателя – атакуют позвонившего конкретными вопросами – вы уже решили - как и когда вы покончите с собой? Деловой подход и заодно выяснение зрелости намерений. Такая технология экстренного вскрытия нарыва работает только в умелых руках, но работает отлично. Человек очень быстро понимает, что он поторопился и не рассмотрел всех вариантов разрешения ситуации.

Что же делать нам, если мы столкнулись с признаками кризиса, суицидальными намеками или открытыми угрозами суицида?

Главное: принимать все всерьез, но ни в коем случае не давать понять, что этим можно воздействовать на ВАШЕ поведение. Нельзя брать на себя ответственность за безответственные решения другого человека. Но обсуждать, сопереживать – можно. Любое проговаривание позволяет отсрочить «точку кипения и отрыва». Время – самый эффективный терапевт кризисного состояния.  К счастью, пик готовности к самоубийству не длится месяцами, состояние острого кризиса изматывает человека и через некоторое время энергия снижается, переход в действие маловероятен.

И последнее – очень важно – не успокаивать и не отговаривать. Это сложно – а что тогда говорить?! Можно задавать вопросы, подбадривать, вместе в чем-то сомневаться или убеждаться. Внесенные сомнения можно использовать для мотивирования – обратись к специалистам. Телефоны Экстренной Психологической Помощи существуют, помогают круглосуточно и бесплатно.

На мой взгляд, самоубийц не следует презирать или отвергать. Потому что – сегодня ты, а завтра я. В наш тревожный век никто не застрахован от тоскливых мыслей о мыле душистом и веревке пушистой…